sirk

Иди и смотри


Жизнь на ММКФ протекает лениво, то ли в силу жары, то ли в силу традиционно слабого конкурса фестиваля с традиционно сильной ретроспективной программой. В компанию к маргинальному советскому авангарду в этом году добавили обещавшую быть более интересной широкой публике программу "Секс.Еда.Культура.Слава.", а также политически (и светски) выверенные ретроспективы Шаброля и Бессона (у нас ведь Год Франции). Для тех, кто рисковать не любит, есть программа любимых фильмов поколения "ноль". Сюрпризов здесь нет, все - железобетонная классика, которая есть в локальной сети любого московского ВУЗа. В целом, этот год выглядит бледно, нет громких имен, нет громких названий. Если в прошлом году показывали Ханеке, фон Триера и Валл-И, в этом из громких премьер разве что "Гадкий Я", который заранее сильно и сильно проигрывает третьей "Истории Игрушек", стартовавшей в кинотеатрах на этой неделе.

Первым довелось попасть на "Убийцу с кинокамерой" Роберто Пехо, которого можно было бы назвать хипстерским Ханеке, была бы хоть толика таланта. Фильм досмотрен не был, от оценки воздержусь.
Медитативные "Океаны" Жака Перрена, снятые по мотивам научно-популярных хитов "Птицы" и "Марш пингвинов" и прошлогодней "Земли" от Gucci Group, представляют собой компиляцию морских хитов канала Discovery - киты, дельфины, черепахи, пингвины, каракатицы, акулы и морские котики, касатки и снова киты. Животные сюжеты крутятся вокруг насилия и секса, вяло связывающий их ГЗК проговаривает пафосные, в духе Алберта Гора, речи об устойчивом развитии, подводя все к ожидаемой зеленой морали. По научной и драматургической ценности картина стремится к аквариуму, выделяясь лишь исключительным техническим исполнением - операторская и звукорежиссерская работа исключительны.
"Я - это любовь" Луки Гуаданьино с Тильдой Суинтон в Jil Sander соревнуется с Цай Минляном за звание главной светской картины фестиваля. Рафинированный, подчеркнуто буржуазный и неторопливый фильм о проблемах (главная из которых - похожий на молодого Адама Сандлера повар) из жизни богатого семейства текстильных магнатов Рекки; хорошо пойдет тем, кто любит сопереживать женщинам в рассвете сил и старше и не гнушается постельных сцен с их участием. Зал оживал преимущественно на русской речи Суинтон, особенно на пресловутой "ухе", сыгравшей трагическую роль во всей этой истории. Сам фильм на рыбу и похож - открывает рот, да ничего не слышно. Некоторые сравнивают с фрустрированными мелодрамами Дагласа Сирка, но в отличие от последнего здесь все грубоватыми нитками шито и не слишком изящно.
Сирк вспоминается и при просмотре снятого на коленке за копейки "Замужества Марии Браун", отличающегося от богатой итальянской картины отсутствием микрофонов над страдающими актерами и более качественным исходным материалом. Акцент на драматургии и внутреннем содержании в ущерб внешности вероятно и сделал немецкого режиссера Фассбиндера столь популярным в среде дев с глубоким внутренним миром, в том числе и Екатерины Шагаловой, представлявшей картину в программе "Поколение ноль выбирает". Оригинальная пьеса, действительно, сильна и, пожалуй, наиболее изящно переходит от частного к общему, не скатываясь в китч. В программу "Поколение ноль" попала и экспрессивная картина Элема Климова "Иди и смотри" про малолетнего белорусского партизана, хотя ей, конечно, место в военной ретроспективе. Безупречно снятая, интенсивная и жесткая драма несколько проигрывает в конце (по идеологическим соображениям), оставаясь, тем не менее, одним из лучших фильмов о войне вообще, и особо любопытно смотрится в сравнении с "Мостом через реку Квай" Дэвида Лина, который не столько о войне, сколько о принципах и прожект-менеджменте. "Мост" на самом деле два фильма по цене одного. В первом группа британских военнопленных строит пресловутый мост. Офицеры при этом не желают заниматься физическим трудом, из-за чего подвергаются зверским пыткам (которые в свою очередь кажутся шалостями в сравнении с тем, что творится в белорусских селениях). Во втором фильме группа британских диверсантов собирается этот самый мост взорвать. Таак завязывается конфликт, который с искрами из глаз разрешается в финале. Сцена прибытия поезда в "Мосте через реку Квай" - один из хрестоматийных примеров нагнетания напряжения в кадре.

О лучшем (и худшем) фильмах фестваля - завтра.
waltz

(no subject)

Из-за работы не поехал на майские в Питер и мы с В. договорилимсь, что я посмотрю за его джек расселом, с которым нас связывает дружба на грани дозволенного. Вчера вечером прихожу к нему, собака радостно встречает, веду гулять. Бойкий и жизнерадостный в рамках квартиры, на улице малыш смущается и, поджав хвост, по-партизански ползает по земле, жадно нюхая свежий воздух. Гуляли недолго, было холодно, песик захотел домой. Заходим в лифт, я нажимаю кнопку и тут у суслика в голове коротит: "Ой, а что это там такое?", - он проскальзывает сквозь закрывающиеся двери, оставляя меня с рулеткой в лифте. Ебанный лифт едет вверх, щенок на поводке остается внизу. Первую секунду я цепенею, после чего издаю беспомощный стон и начинаю истерически стучать по кнопкам. Лифт с рывком останавливается, ухнув, едет вниз. Двери открываются, я смотрю на пол, но там пусто. Провожаю взглядом шнур рулетки и с ужасом понимаю, что он идет вниз. Ноги подкашиваются, в голове стучит "нет-нет-нет-нет-нет-нет-нет", и приходит самое жестокое чувство, которое только можно испытать, - отчаяние, когда упускаешь что-то катастрофически важное и понимаешь, что ничего нельзя вернуть, невозможно спасти и не в силах исправить. Поднимаю глаза и вижу цифру 2. Я на втором этаже. Поднимаюсь, жму на первый. Двери закрываются, еду вниз, с покалывающим комком в груди жду их открытия. Они открываются. Там мой щенок. Лижется с вахтером, упитанным лысым мужчиной, который по вечерам употребляет, чтобы заснуть в вахтерке. Вахтер лыбится, говорит "Еле успел отцепить его." В руках шнур от рулетки с карабином. Я что-то мямлю в ответ, забираю собаку в лифт, двери закрываются, я присаживаюсь на корточки, он встает на задние лапы, лижет мне лицо, я прижимаюсь к нему крепко.
В. обматерил по смс из Германии. Собаке пох, через 10 мин носился по квартире как ни в чем не бывало. Я целый вечер успокаивался мартини с облепиховым соком. В шесть утра пошел с ним гулять еще раз, держа на коротком поводке. Герой-спаситель спал в вахтерке, мы же прошлись до ближайшего банкомата и сняли денег. Когда шел на работу, поблагодарил человека.
waltz

A Gaspar Noe Party



Токио, нулевые. Над пульсирующим неоном городом летит самолет, с него юный наркодилер Оскар переводит мутный взгляд на свою сестру Линду (Паз де ла Хуэрта, nota bene), стриптизершу, что работает в ночном клубе неподалеку и спит со своим боссом. После ее ухода, молодой гайдзин курит диметилтриптамин (и это самое красивое употребление наркотиков в истории кино), после чего в компании знакомого художника Алекса отправляется в клуб "Пустота", где вскоре истекает кровью от шальной полицейской пули. Душа его или что-то еще тем временем выбирается из распластанного в уборной тела, и, нарушая пространственно-временно-мозговой континуум, начинает свое целенаправленное движение в новую пустоту к новой бессмысленности.
Первый час нового фильма Ноэ смотришь как лучший фильм на свете, а Ноэ - лучшая кандидатура для экранизации Селби Мл. Исключительно снятые однокадровые пролеты камеры, все пульсирует, искрится, светится. Кажется, что пока американские мальчики борются за звание нового Кубрика, Ноэ сумел старика переплюнуть. Как и для Ротко в свое время, для Ноэ холст - не просто кусок белой ткани, это портал в другое измерение, куда в данном случае без диметилтриптамина не попадешь. Экран у Ноэ переливается всеми красками словно ядовитая рыба, Бах и Томас Бангальте гипнотизируют и завораживают.
Второй, летаргический, час больше всего напоминает наркоз. Повествование сбивается, пульсация усиливается, воспоминания путаются с фантазиями, умирает мозг главного героя и, вслед за ним, - его зрителей. Глаза начинают слезиться, физиологические процессы - замедляться, мысли - скользить и подскальзываться.
К концу третьего часа приходится констатировать, что Ноэ из тех людей, чья витальность определяется через еблю. И витальные эманации у людей исходят только в области паха. И этот пульсирующий свет на экране - на самом деле размазанная по внутренней стенке влагалища сперма. Впрочем, было бы странно войти в пустоту и найти там что-то еще.
8|10 :)